Будущее

«Тот самый длинный день в году…»: Минобороны опубликовало архивные документы о начале Великой Отечественной войны

К 83-й годовщине начала Великой Отечественной войны Минобороны РФ запустило на своём сайте мультимедийный раздел «Тот самый длинный день в году…». В нём опубликованы уникальные документы: рукописи командиров подразделений Красной армии, наградные листы СССР, показания немецких пленных. По словам историков, эти материалы свидетельствуют о мужестве и героизме советских военнослужащих уже в первые дни Великой Отечественной.

«Тот самый длинный день в году...»: Минобороны опубликовало архивные документы о начале Великой Отечественной войны

  • Действия ПВО / Выдержки из отчёта о действиях 8-го мотомеханизированного корпуса
  • © РИА Новости / Минобороны России

Минобороны РФ запустило на своём сайте новый мультимедийный раздел «Тот самый длинный день в году…», созданный на основе рассекреченных документов из фондов Центрального архива МО. Он содержит рукописи командиров советских подразделений и соединений, показания немецких пленных и наградные документы СССР, освещающие ход боевых действий в первые дни Великой Отечественной войны.

«Наши люди — это золото»

К июню 1941 года нацистская Германия оккупировала уже 12 европейских государств. Её новой целью стал разгром Советского Союза, у границ которого гитлеровское командование развернуло отборные, хорошо обученные войска. Немецкий Генеральный штаб сделал главную ставку на сокрушающую мощь внезапного первого удара и стремительность броска концентрированных сил авиации, танков и пехоты к жизненно важным политическим и экономическим центрам СССР.

Закончив сосредоточение войск, Германия рано утром 22 июня без объявления войны напала на Советский Союз. На сайте Минобороны РФ обнародованы выдержки из рассекреченной рукописи будущего Маршала Советского Союза Андрея Ерёменко, который с 30 июня 1941 года командовал войсками Западного фронта.

«22 июня вдруг в 12:00 мне звонит по телефону товарищ Смирнов (генерал-лейтенант, начальник штаба Дальневосточного фронта) и сообщает потрясающую вещь. Дословно он передал следующее: «Немцы с утра 22 июня начали бомбить наши города». После этого мне стало совершенно ясно, зачем меня вызывают в Москву», — писал Ерёменко.

  • Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Андрей Иванович Ерёменко
  • РИА Новости

Прибыв по указанию Ставки 28 июня в Москву, Андрей Ерёменко узнал, что командующий войсками Западного фронта генерал армии Дмитрий Павлов отстранён из-за поражения мощной красноармейской группировки и сдачи Минска врагу. Надо было принимать экстренные меры по исправлению ситуации. Ерёменко в свой рукописи рассказал, что нарком обороны СССР Маршал Советского Союза Семён Тимошенко ознакомил его с обстановкой на Западном фронте, которая оказалась исключительно тяжёлой.

«Он выразил страшное недовольство Павловым. По тону разговора, хотя внешне он и был спокойным, я чувствовал волнение Тимошенко и беспокойство за фронт. Но я ещё не знал цели своего приезда. В конце разговора при изучении обстановки он мне сообщил, что я решением правительства назначен командующим Западным фронтом, и тут же вручил мне предписание и удостоверение», — вспоминал Ерёменко.

  • Рукопись Андрея Ерёменко
  • © Минобороны России

Из обнародованных документов следует, что до назначения Ерёменко командующим стратегическую инициативу в зоне ответственности войск Западного фронта удерживал противник, а советские части отступали. В своей рукописи Ерёменко рассказал, что из разговора с Павловым ему стало ясно: «Фронта не существует». Оставались лишь разрозненные группы войск, которые вели боевые действия в условиях отсутствия связи.

«Война оказалась для значительной части советского общества неожиданностью. За несколько дней до её начала было сделано заявление ТАСС, в котором слухи о возможной германской агрессии назвали бессмыслицей и пропагандой враждебных сил. Так поступили для того, чтобы изучить реакцию Берлина. Но обычные люди, включая рядовой состав Красной армии, замысла советского руководства не понимали. Поэтому мощный удар нацистских войск вызвал у них сначала ощущение растерянности», — прокомментировал в разговоре с RT события первого дня войны историк Егор Яковлев.

Из воспоминаний Ерёменко следует, что он сразу же приступил к поиску конкретных решений для исправления ситуации, сложившейся на Западном фронте. В частности, распорядился активизировать действия военной авиации.

«Сколько было восторга и радости среди населения и войск, когда наши истребители встретили над Могилёвым шесть «Юнкерсов», пять из них в течение одной минуты были сбиты на глазах всего населения города… В результате такой тактики за два дня было уничтожено 120 самолётов противника… Нужно только хорошо организовать дело, а наши люди — это золото, сделают всё, только руководить ими умело и создать выгодную обстановку для их действий», — описал свой опыт Ерёменко.

  • Население западных регионов СССР уходит вместе с отступающими советскими войсками
  • РИА Новости
  • © Михаил Мельник

Под его командованием в Белоруссии шла активная организация партизанских отрядов, которым ставились задачи по нарушению коммуникаций врага и атакам на гитлеровские аэродромы.

«Мною было организовано 30 партизанских отрядов… Это были первые партизаны», — вспоминал советский военачальник.

В воспоминаниях командира 28-го стрелкового корпуса генерал-майора Василия Попова, также размещённых на сайте МО, содержатся описания первых часов боёв на западной границе.

«В 04:00 22 июня Брест-Литовск подвергся авиационному и артнападению. Нападение было абсолютно неожиданным для войск… В момент нападения в Брест-Литовске сразу же прекратили работу электрическая и телефонная связи, так как полевой связи штакор (штаб корпуса. — RT) с дивизиями не имел, то и управление было нарушено… Зенитные дивизионы стрелковых дивизий и корпуса не вернулись со сборов, и войска остались без прикрытия. Авиаэскадрилья была сразу же уничтожена противником на аэродроме», — вспоминал Попов.

  • Воспоминания Василия Попова
  • © Минобороны России

В первые часы после начала немецкой агрессии в некоторых советских подразделениях считали происходящее провокацией и поэтому даже не отвечали на огонь врага.

«Распоряжение о приведении дивизии в боевую готовность и о приведении в исполнение плана мобилизации поступило лишь утром 23.06.1941, то есть когда части дивизии находились в Криверцах, в 100—120 км от пунктов постоянного расквартирования… Мною были развёрнуты все оставшиеся подразделения, в том числе и штаб дивизии, который я лично повёл в атаку. Высота была занята, передовые части противника поспешно отошли в западном направлении. В этом первом бою 24.06 были убиты командир 3-го строевого полка подполковник Серый и его начальник штаба», — говорится в опубликованных Минобороны воспоминаниях генерал-майора Фёдора Смехотворова.

Командир 86-й стрелковой дивизии генерал-майор Михаил Зашибалов вечером 21 июня инспектировал проведение оборонительных работ в районе границы и заметил активизацию немецких войск.

«В 02:00 22 июня 1941 года начальник штаба дивизии доложил сведения, полученные от начальника Нурской пограничной заставы, что немецко-фашистские войска подходят к реке Западный Буг и подвозят переправочные средства. После доклада начальник штаба дивизии в 02:10 минут 22 июня 1941 года приказал подать сигнал «Буря», поднять стрелковые полки по тревоге и выступить форсированным маршем для занятия участков и районов обороны в подготовленной на 50% дивизионной полосе обороны», — рассказал Зашибалов в своих воспоминаниях.

  • Воспоминания Григория Ревуненкова
  • © Минобороны России

В дальнейшем полки, находившиеся в подчинении Зашибалова, вступили в интенсивные бои в приграничной полосе.

«Момент неожиданности»

Несмотря на сложную ситуацию, советские военнослужащие старались не терять присутствия духа и оказывали врагу сопротивление, которое оказалось для нацистов, захвативших уже не одну европейскую страну, совершенно неожиданным.

«Советские воины действовали мужественно и грамотно. Например, гитлеровское командование отводило на подавление сопротивления советских погранзастав около получаса. Однако многие из них сопротивлялись более недели. А на севере был участок, на котором враг вообще не смог надолго преодолеть государственную границу. Не меньший героизм проявляли пехотинцы, танкисты, артиллеристы, лётчики, моряки. Немцы сразу же «выбились из графика», а потом всё чаще и чаще вынуждены были корректировать свои планы», — рассказал в беседе с RT военный историк Александр Макушин.

На сайте Минобороны РФ размещены наградные документы советских воинов, совершивших подвиги в первые дни Великой Отечественной войны.

«Заместитель командира эскадрильи 43-го ЛБАП капитан Авдеев А.Н., подлинный Герой Социалистической Родины, 25 июня 1941 года при уничтожении прорвавшихся мотомехчастей противника в районе Ошмяны, не считаясь со своей жизнью, беспощадно громил врага бомбардировочным и пулемётным огнём. В этот день товарищ Авдеев А.Н. геройски погиб от зенитной артиллерии противника. Будучи подбитым огнём противника, не имея возможности довести самолёт на свою территорию, капитан Авдеев А.Н. умышленно своим самолётом ударяется в танк противника и зажигает его. Всего совершил десять боевых вылетов. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза», — говорится в наградном листе на капитана Александра Авдеева.

Утром первого дня войны свой подвиг в небе совершил заместитель командира эскадрильи 33-го истребительного авиаполка лейтенант Степан Гудимов. В составе эскадрильи на истребителе И-16 он вылетел для отражения налёта немецкой авиации на аэродром около города Кобрин Брестской области. В воздушном бою Гудимов меткой стрельбой сбил вражеский бомбардировщик, а второй из-за отсутствия боеприпасов поразил таранным ударом. Советский лётчик погиб и был посмертно награждён орденом Великой Отечественной войны II степени.

  • Наградные документы
  • © Минобороны России

Воздушный таран, согласно обнародованным документам, совершил и заместитель командира 1-й эскадрильи по политической части 127-го истребительного авиационного полка батальонный комиссар Андрей Данилов. Несмотря на то что самолёт героя получил тяжёлые повреждения, а сам лётчик — несколько ранений, он смог посадить крылатую машину в районе деревни Черлены. Командование считало Данилова погибшим, поэтому официально орденом Ленина его наградили посмертно. Однако лётчик вернулся в строй и прошёл всю войну, совершив 134 боевых вылета и сбив лично девять самолётов противника.

«Действия советских воинов в первый день войны — это проявление массового героизма. Нацисты нигде ещё не сталкивались ни с чем подобным. До некоторых гитлеровцев стало доходить, что для Германии начинается принципиально иная война», — отметил Егор Яковлев.

В новом историческом разделе на сайте Минобороны России опубликованы опросы немецких пленных генералов о стратегическом развёртывании Вооружённых сил Германии в 1941 году.

«Решающее значение для всего стратегического сосредоточения и развёртывания имел момент неожиданности: ему было подчинено всё, что было связано со сосредоточением и развёртыванием немецких войск. Для этого на приграничной полосе глубиной 15—20 км не должно было производиться никаких изменений в дислокации частей, строительства укреплений и т. п., дабы не дать противнику возможности заподозрить подготовку к наступлению. Войска, которые в течение последних месяцев несли охрану границы, должны были оставаться в прежнем составе, независимо от того, были ли это пехотные дивизии, полицейские соединения, ландверные части и т. п. Войска, предназначенные для наступления, для производства прорыва всё ближе и ближе подтягивались к пограничной полосе, которую я условно назову «первой зоной», — рассказывал о подготовке агрессии генерал артиллерии германской армии, командующий обороной и последний комендант Берлина Гельмут Вейдлинг.

  • Материалы опросов немецких пленных
  • © Минобороны России

По его словам, советская сторона ни в коем случае не должна была подозревать о прибытии каких бы то ни было немецких подкреплений в пограничную зону.

В свою очередь, генерал-майор Дитрих фон Мюллер рассказывал, как нацистские силы преодолевали границу Советского Союза.

«Прорыв линии фронта достигался путём создания направления главного удара на намеченном участке, в то время как на других участках фронта наступления не велось или же оно велось только с целью отвлечь силы противника с направления главного удара. Образование направления главного удара выражалось сосредоточением огня артиллерии и тяжёлого пехотного оружия на намеченном участке прорыва. Этот огонь особенно усиливался ещё применением авиации на участке прорыва, которая, кроме того, действовала также и против резервов, и тыловой связи позади участка прорыва. Сами наступающие войска получали только узкую полосу наступления. В зависимости от местности в первой линии наступления шли танковые или пехотные дивизии, предназначенные для развития успеха в глубине прорыва», — рассказал гитлеровский генерал.

  • Пополнение РККА выдвигается на передовые позиции
  • РИА Новости
  • © Виктор Темин

По словам историков, несмотря на все усилия нацистов, воины Красной армии с первых же дней войны дали понять противнику, что сдаваться они не собираются.

«Советский народ поднялся на защиту своего Отечества. Это была война за Родину, за свой дом, за свою семью. 22 июня 1941 года уже начала коваться великая Победа 1945-го», — подытожил Егор Яковлев.

Источник

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»